21:15 

Для кэцхен_восемь_жизней_назад

t-grad
Заявка:

Хочу: текст
Жанр: предпочтительны экшн, юмор, романтика, но вообще - на усмотрение автора.
Рейтинг: PG-13, R, слэш
Пэйринг: нав/нав
Дополнительные пожелания: что-нибудь про гонки на автомобилях или просто быструю езду по ночному городу. идеальной будет ситуация, когда один нав - любитель быстрой езды, а второй относится к этому скептически, но в процессе меняет мнение. Вишенкой на торте - задорный трах в конце, уже после того, как они погоняли. Лучи сердец в карму, если это будет про гпц, но я не настаиваю.
Исключения: чтобы без всяких там ДТП и луж крови! Рейтинг за счёт слэша, пожалуйста -))


От автора: ГПЦ как-то не вышел :(
В остальном: экшн, юмор и немного романтики, рейтинг R, ОМП/ОМП навы.

С ВЕТЕРКОМ

Даже в четвертом часу ночи в аэропорту было многолюдно.
Райга нахлобучил шляпу пониже, чтобы не привлекать лишнего внимания острыми ушами; крепче сжал ручку своего чемодана и сердито потопал к высоко раскачивающейся и очень заметной табличке в руках не менее заметного субъекта. Мелькнула мысль послать встречающего к Спящему, но тогда пришлось бы платить за такси или тратиться на портал. И даже подходя к долговязому шутнику в джинсах и рубашке, жизнерадостно размахивающему табличкой с трогательной и бросающейся в глаза надписью огромными буквами: «З–А–Н–У–Д–А», Райга еще колебался: даже портал начинал казаться привлекательным вариантом.
- С прибытием! – сердечно приветствовали его.
Еще можно было пройти мимо.
Но проницательный (и слишком хорошо его знающий) друг уже бросил оскорбительную табличку на пол и раскрыл объятия.
- Скотина ты все-таки, Малага, – сдался Райга, позволяя обнять себя (и, словно ненароком, наступая на табличку).
И всё-таки, несмотря на раздражение, сложно было не закрыть глаза на секунду, наслаждаясь знакомым теплом, силой рук, родным запахом.
- Кто-то годами носа не кажет из своего Альбиона, писем не пишет и не звонит, а я, значит, после всего этого – скотина? – насмешливо проворчал встречающий, выпуская его.
- Я писал! – как тут не возмутиться! – И звонил! Иногда.
- Отчитываясь о проделанной работе в основном, – уточнил Малага, приобнимая за плечи и увлекая к выходу.
- Не цепляйся к мелочам, – отмахнулся Райга, усмехаясь.
Он, и не глядя, знал, что его друг закатил глаза. Все ещё знал, чувствовал. Как будто и не было этих лет, расстояния... и неудачного, почти не постановочного брака.
Поступило предложение пройтись до стоянки пешком, и Райга, желая немного размяться после четырех часов сидения в самолете, охотно согласился. Несмотря на позднее время, всё пространство аэропорта было залито ярким светом, а шум и суматоха ни стихали ни на минуту. Всё же ночь успела охладить раскаленный днем асфальт, остудить воздух и напоить его ароматом свежести и зелени.
До машины шли молча, но, проходя мимо вереницы чужих автомобилей, Малага снова открыл рот.
- Уверен, что ты еще по-русски разговаривать не разучился? – озабоченно спросил он. – А чемоданчик у тебя почему такой маленький? Что там может поместиться? Учти, если ты не привез мне гостинчик, я буду очень расстроен! Особенно если...
- Да не мельтеши ты! – не выдержал Райга. – Остальное грузовым порталом придет, когда я тут себе место подыщу.
- А, – серьезно и понимающе кивнули ему. – Пережил своё среднестатистическое человское время? А как теперь твоя научная деятельность? Подождешь лет двадцать и заставишь заниматься семейным делом «сына»?
- Придумаю что-нибудь.
- Эх, как же проще было раньше! Никто не считал ничего, не следил ни за кем... Да вот ещё каких-то сто-двести лет назад!
- Спасибо, что не тысячу-две, – кисло пробормотал Райга.
- Да что ж я – совсем бесчувственное бревно?
- Вот именно такое.
Райга был очень, очень молод, даже если не брать мерки его Семьи, а вот Малага... Малаге было – а кто его знает, сколько лет было наставнику и другу. Больше тысяч, чем Райге – сотен.
- Смотри мне, доиграешься, пешком от аэропорта пойдешь, – пригрозил Малага.
Но, даже договаривая свою угрозу, он уже вытаскивал из кармана ключи от машины.
- Вот моя кобылка, – хвастливо произнес он.
Машина (Ауди, насколько мог опознать Райга) глубоко-черного цвета негромко пискнула, повинуясь сигналу с брелка.
- Новая?
- А как же! – Малага открыл багажник, выхватил у Райги чемодан, и беззастенчиво стянул шляпу с головы.
- Техника тебе по-прежнему не любит?
Малага замер.
- Ах ты, язва мелкая! – с восхищением выдохнул он, медленно повернувшись. – Помнишь еще?
Райга, не выдержав, расхохотался:
- Помню ли я, как у тебя ничто человское долго не живет? Сложнее счётов? Я даже боюсь подумать, что происходит с твоими компьютерами!
- А что с ними может происходить, – буркнул Малага. – Никто и не обещал, что они надежные.
- Ты – что, стесняешься и оправдываешься? Вот же чудо природы, стеснительный нав!
- Вот же непочтительный мальчишка, – огрызнулся Малага. – Ну-ка, марш в машину.
Чемодан мигом был заперт в багажник, а шляпа полетела на заднее сиденье.
Выезжали молча. Райга подождал пару минут, прежде чем спросить небрежным тоном:
- Так сколько, говоришь, ты сменил компьютеров?
Малага заворчал, но ответил. Как и прежде, этот нав не мог долго сердиться на него.
- Сколько? – не поверил Райга. – Это за сколько лет?
- За год.
- Я понимаю, что проблемы с техникой бывают у всех, но что ты со своей делаешь? Пинаешь по всей комнате? Выбрасываешь из окна? Катаны точишь? Стираешь в машинке?
- У меня нет стиральной машинки.
- У тебя нет... Малага, в каком веке ты живешь?
- Не надо. У меня есть компьютер.
- Был.
- Есть! И хватит уже обо мне! О себе вон лучше расскажи. Когда нам твою супругу ждать?
А еще этот нав очень хорошо владел собой, когда хотел. Сложно было сказать, задевает ли его хоть немного выбранная им же самим тема. Был ли интерес продиктован простым дружеским участием, или...
- Никогда, – опомнился Райга, сообразив, что уже слишком долго молчит.
Не то чтобы воспоминания об Элен причиняли ему боль. Просто меньше всего хотелось обсуждать свои увлечения именно с этим навом. Да что такое! Райга никогда и ничего ему не обещал!
- И куда ты сейчас? – спросил Малага после небольшой паузы.
- В Цитадель.
- Ты можешь остановиться у меня. Пока пообвыкнешься, присмотришься. Мало ли что с прошлого века изменилось. В русском, опять же, потренируешься.
- Да ну тебя. У меня в самом деле такой дурной выговор стал?
- Нет, – рассмеялся этот юморист, – акцент чуть-чуть и всё. Навский не забыл и ладно.
- Хорош я буду, на навском с челами общаться. А общаться, похоже, придется. Раз уж у тебя даже стиральной машинки нет, суровый ты гарка!
И снова, даже не глядя, он знал, что Малага... К Спящему – знал, не знал! Райга покосился. Да, эту довольную сияющую улыбку надо было видеть. Какого он когда-то добровольно отказался от всего этого?.. Были причины же, весомые причины!
- Ты устал?
- Нет.
- Сразу домой или потерпишь?
- Что ты задумал?
- Я? Задумал? Клевета и наветы. Я всего лишь хочу показать тебе город.
Ехали быстро: в пятом часу машин не так уж много. Малага слово за словом вытягивал из Райги подробности его житья в Сюррее, мелочи о коллегах, рассказы об экспедициях и идеи бывших и будущих научных статей, наверняка глубоко безразличных гарке. Райга сам не заметил, когда они проехали МКАД, и совсем скоро по сторонам потянулись сонные многоэтажки, разбавленные яркими витринами и рекламными щитами. Пролетел темный, пахнỳвший холодом и влагой пруд. Райга с любопытством глазел в окно.
- А где ты, собственно, живешь? – спросил он вдруг, повернувшись.
- В Строгино. Хочешь, мимо Цитадели провезу?
- Завтра. Уже сегодня. Позже, в общем, – ответил Райга, зевая.
- А гость-то дорогой скучает, – скорбным тоном заметил Малага, – гостя надо развеселить.
- Не буду я с тобой по пабам шляться!
Малага закатил глаза: шутки с его именем устарели еще сотни и сотни лет назад.
- Не по пабам, а по барам, англичанишка ты наш. И не тащил я тебя в кабак. Я за рулём.
Теперь была пора Райге гримасничать:
- А то тебя человская полиция волнует?
- Каким был язвой, таким и остался, – беззлобно огрызнулся Малага и внезапно резко повернул руль.
Райга потом клялся, что вовсе и не пищал, как юная феечка, а если и взвизгнул (чего не было!), так от возмущения. К чему вдруг такие маневры на пустой улице с мирно мигающими желтыми огнями светофорами?
- Уже не так скучно? – осведомился Малага.
- Совсем тормоза отказали?!
- С тормозами у меня всё в порядке, – успокоили его, – только неделю как из ремонта. И газ тоже работает. Гляди!
Райгу вжало в спинку сиденья. Красивая машинка прятала за блестящим капотом весьма мощный двигатель, а водитель – водитель явно был не в своём уме! Вот, косится и смеется, гад, нет, чтобы на дорогу смотреть! Полуночников хватает, вон:
- Машина! На дорогу гляди! Ты, сумасшедший нав!
- Райга! – хохотал «сумасшедший нав». – Таких не бывает!
- Один вот нашелся же! Ты меня до дому везешь или сразу на тот свет? – напряженным тоном спросил Райга и заставил себя отпустить ручку двери.
- Брось, быстрая езда за рулем автомобиля очень даже позитивно сказывается на здоровье. Ученые рассчитали! – продолжал болтать Малага. – Твои, британские!
- Человские, небось! Для челов же! И то сомнительно.
- Да что ты за нав такой... осторожный?
- Благоразумный!
- Эх, вы, молодое поколение. Всё бы вам удобства да уют. Никакой жажды риска и приключений! Ты вот, совсем расслабился на своих островах, школяр, – пожаловался Малага. – Сидел, как я вижу, целыми днями на берегу, за течениями наблюдал, о тренировках и не вспоминал?
Оставалось либо молча уйти порталом (да, именно по-английски!), либо молча же терпеть. Этот нав совсем не изменился.
- И не надоело тебе, – с неожиданной, самого удивившей теплотой заметил Райга. – Всё летишь куда-то сломя голову.
- Да ладно, когда надоесть-то могло бы? Я за рулем всего ничего лет. Десятков.
А до этого были быстрые кони, стремительные яхты, смертельные схватки, азартные игры и Спящий знает что еще. Малага не знал, что такое покой. И что такое скука. Что он забыл с тем, кто, несмотря на всю свою молодость, вполне мог претендовать на звание самого занудливого и скучного нава? (По крайней мере, в первую десятку он точно входил!).
За окнами летело ярко освещенное шоссе, мерно рычал мотор, рядом улыбался, упиваясь скоростью, самый странный нав, какого знал Райга. О чём он тут же сообщил, использовав, может, не самые льстящие обороты.
- Самый странный, говоришь?
- Ну... – если уж говорить начистоту, звание самого странного веками принадлежало комиссару, все это знали, все с этим смирились и пообвыклись. – Сам знаешь.
- Ой, куда мне до его комиссаршества! Хотя ты знаешь, – и Малага мечтательно закатил глаза, не обращая внимания на торопливое «На дорогу смотри!», – каким он был в твоём возрасте! Вся Цитадель стонала.
- Э...
- Не волнуйся, – ухмыльнулся Малага, – не собираюсь я подрывать авторитет иерархов в твоих глазах. Всё равно в то время я был слишком занят для развлечений, и совсем уж особых, леденящих душу подробностей не знаю.
Они свернули на перекрестке налево, и Малага неожиданно сбавил скорость, хотя улица была практически пуста. Да еще и начал подозрительно всматриваться, выискивая что-то.
- Забыл, где живешь? – состраданию в голосе Райги могли позавидовать профессиональные актеры. – В твоем возрасте неудивительно.
Малага только фыркнул.
- Или все-таки бары высматриваешь?
- Ой, помолчи уже, – огрызнулись в ответ. – Сейчас сам узнаешь.
Повернули направо.
- Что я должен узнать?
Явно не улицу. Райга никогда не был в этом районе. Он тоже начал пристально приглядываться к ярко освещенным тротуарам, к тёмным подворотням, к еще открытым дверям баров. Что же они ищут? Какой-нибудь человский слёт полуночников? Стайку охамевших Саббат? Портал в иное измерение? С этим навом всего можно было ожидать.
- Да что я ищу? – не выдержал Райга.
- Где-то тут обитает одна хорошо знакомая мне стайка байкеров, практически родные уже, прикормленные, – Малага даже вытянул шею от усердия, высматривая своих приятелей. – Ага, вот они, голубчики! Знаешь, они всё обещают меня помыть.
- Что?
- Намылить. Шею. – Малага радостно скалил зубы и опять глядел на дорогу лишь краем глаза. – Я их выбешиваю, вероятно.
- Даже не хочу спрашивать чем.
- И правильно. Зачем спрашивать, – Малага закрутил руль, виляя на встречную линию перед ослепляющими фарами мотоциклами, – если можно увидеть!
- Ты чего творишь! – вопль припоздал: они затормозили с душераздирающим визгом шин, развернулись перед самым носом байкеров и помчались обратно.
- Вот же чокнутый! – завопил Райга, вцепляясь в ручку двери.
- Да брось! – расхохотался Малага. – Всего лишь поздоровался со знакомыми. Ты еще ничего не видел!
- Это пугает.
Райга оглянулся: мотоциклы мчались за ними сердитой сияющей стаей.
- Будут теперь преследовать до утра, если не оторвусь, – радостно сообщил Малага.
- Зачем? – выразительно произнес Райга. – Вот зачем?
- Ну, ты же просил тебя развлечь?
- Я? Просил?
- Что-то в этом роде. А теперь держись. Покажем челам, что такое скорость.
Байкеры, однако, тоже могли похвастаться неплохими двигателями, и отставать упорно не желали. Малага поглядывал в зеркало заднего вида, посмеивался и всё жал на газ.
Они мчались по городу, как обезумевшие. Райга не выдержал, повернулся на сидении, насколько позволял ремень безопасности, и залюбовался на следующую за ними стаю.
- Меньше их стало что ли? – озвучил он своё наблюдение. – Надоело?
- Нет! – восторженно отозвался Малага. – Я этих ребят знаю! Так просто не отцепятся. Свернули куда-нибудь. Там, впереди, вечный ремонт на дороге, в клещи брать будут.
- Во что брать?
- Сейчас сам увидишь!
Впереди показались предупреждающие знаки и потрепанные ленты, ограждающие поврежденный участок дороги. Малага удивительно законопослушно сбросил скорость и осторожно поехал по свободной узкой полоске. Едва они проехали огороженное место, как из переулка слева вырвалась группка грозно ревущих мотоциклов, тут же шустро перекрывших улицу впереди. Нагоняющие сзади тоже прибавили ход.
- Окружают, – зачарованно прошептал Райга.
- Ну, что за молодцы! – нежно произнес Малага и утопил педаль газа. – Всегда можно на них рассчитывать!
Их машина рванулась вперед, прямо к приближающимся мотоциклам и их разъяренным всадникам, но в последний момент (когда Райга уже успел ужаснуться предстоящему ущербу) Малага резко вывернул руль. Ауди, сердито взревев, пропахала узкий сухой газончик, и помчалась по тротуару, сшибая мусорные баки и с противным визгом царапая бока. Где-то позади матерились, разворачиваясь, обозленные байкеры. Малага смеялся и жал на газ. Райга возбужденно глядел по вперед, то назад, ёрзая на сиденье.
Они промчались по пустым улочкам на бешеной скорости; тянущийся за ними огненный хвост погони растягивался и постепенно отставал, пока в зеркале заднего вида не остались только мигающие светофоры. Малага еще немного покружил, убеждаясь, что окончательно оторвался, и неохотно сбросил скорость, вливаясь в отнюдь не пустой Ленинский проспект.
Райга запрокинул голову на сиденье и закрыл глаза.
- Неужели укачало?
- Да ну тебя, – рассмеялся Райга.
- Неужели понравилось?
Все же вредная морда! Проказливости в голосе хватит на целый детский сад! Райга открыл глаза и повернул голову налево. Малага поглядывал на него краем глаза, не забывая, к счастью, следить за дорогой: тут, на большом проспекте, одними нервами да синяками не обойдешься, если что, придется Службу Утилизации вызывать.
- А покатай меня еще.
Малага удивленно хмыкнул, но отказывать не стал.
Они мчались по улицам города, встречая и тут же теряя таких же полуночников; перелетая из разноцветных огней рекламных щитов, вывесок и бесконечных развесистых фонарей широких улиц в темные тени деревьев и переулков. Малага знал город, как свои пять пальцев, но по большей части молчал, только иногда усмехаясь и рассказывая какую-нибудь невероятную (или невероятно смешную) историю, приключившуюся с ним в этом конкретном месте. Райга слушал, молчал и раздумывал: ему о многом надо было поразмыслить. И решить, конечно же.
Время летело, короткая летняя ночь заканчивалась. Темнота таяла, оранжевые огни фонарей выцветали и терялись на фоне стремительно светлеющего неба. Утро сонно зевало над еще спящим городом, свежий нетерпеливый ветерок играл с мусором на пустых тротуарах, утаскивал бумажки из-под ног апатичных дворников. Просыпались светофоры, остервенело мигая покрасневшими глазами. Оглушающее звенели птицы: это потом их не будет слышно среди раскаленного полудня, толп людей и потоков машин, рассвет же – их пора.
Остановились где-то у реки. Райга давно потерялся и понятия не имел, где они находятся.
- Тут через часик откроется одна забегаловка, блинчики у них там обалденные, позавтракаем.
- Дома ничего нет и холодильник пустой? – лениво подкольнул Райга и вдруг встревожился. – У тебя же есть холодильник?
- Есть, успокойся, избалованное дитя цивилизации. И даже не пустой. Клубника у меня есть.
- Ты же не любишь клубнику. Или раньше не любил.
- Зато ты любишь. Любил, то есть? Все еще любишь?
Райга уже открыл рот, чтобы подтвердить свою неувядающую любовь к вышеупомянутым ягодам, но слова согласия так и не сорвались. О ягодах ли так тихо спрашивал старый друг, вечный Малага, верный Малага.
Так и не дождавшись ответа у растерявшегося друга, Малага потянулся ближе и, наклонившись, осторожно поцеловал в щеку, а когда к нему охотно повернулись – и в губы. Не ответить на знакомое прикосновение было невозможно, не отреагировать на (всё ещё такой) знакомый вкус – нереально. Райга обхватил его шею рукой и притянул поближе. Тот что-то промычал тихо и неразборчиво, и полез в штаны. Пришлось даже оторваться от поцелуя, не в силах сдержать смех: Малага всегда точно знал, чего хочет, и не стеснялся протягивать руку за желаемым.
- Что, я как-то особенно смешно это делаю?
- Ты совсем не изменился.
- С кем мне было меняться? – пробормотал Малага рассеянно, слишком занятый тем, что деловито расстегивал рубашку своего гостя. – Усвистал тут один на свои острова.
- Совсем ни с кем? – изумился Райга, даже отстраняясь.
- А зачем? Ты не отвлекайся, я, между прочим, тебя и так долго дожидался.
- Непорядок какой!
Райга пробормотал слова одного аркана (которому его в своё время обучил тот же Малага) и все пуговицы выскользнули из петель, а молнии – расстегнулись. Только перестарался с непривычки – не на челах же было тренироваться! – пережал, слишком много энергии вбухнул, и расстегнул не только Малаге (как намечалось), но и себе. Потом выяснится, что заодно расстегнулся чемодан в багажнике, и раскрылась коробка со спрятанными в чемодан конфетами, которые, в свою очередь, выскочили из оберток и рассыпались по всем вещам, и, конечно, растаяли, шоколадные гадины, а у Малаги и в самом деле не оказалось стиральной машинки, хоть слизывай свой гостинец с одежды! Чем Малага и занялся в итоге, только не с одежды, а с... но это потом, а сейчас, в машине, перерасход энергии, точнее, последующий результат оказался весьма кстати.
- Морок хоть поставь, – досадливо простонал Райга, извиваясь на сидении и стараясь приспустить брюки хотя бы до колен.
- Тебе надо, ты и ставь, – отрывисто бросил Малага, наклоняясь к его паху.
Как можно было забыть о полном отсутствии у этого нава хоть капли скромности, хоть грамма элементарной осторожности! А попробуйте наколдовать что-нибудь, когда над вами начинает работать существо с тысячами лет опыта любовных утех, и своим бесподобным ртом уже вбирает всё, что радостно стремится навстречу. Уж этой-то конкретной части Райги всегда было не до сомнений и метаний, уж она-то точно знала, где и с кем именно ей было лучше всего! Последними крохами сознания, не занятыми мысленными (и не только) восхвалениями талантов малагиного рта, Райга набросил какой-никакой морок. Малага втянул щёки и приподнял голову:
- Молодец! Я бы не смог в такой момент.
- Вот и не порть такой момент! – прошипел Райга и надавил ему на затылок, побуждая продолжать.
Малага весело фыркнул, но отвлекаться перестал. И не протестовал, когда ему вцепились в волосы и начали задавать темп.
Продержался Райга недолго, но хотел бы он посмотреть на того, кто дольше бы выдержал такое острое удовольствие. Или нет, он, определенно не хотел бы смотреть, как Малага, его Малага, ублажает кого-то другого.
Райга плавал в блаженной темноте, когда его вернули к реальности легкие поцелуи-прикосновения к векам, вискам. Не открывая глаз, он потянулся навстречу: губами, руками, всем своим существом. Малага ответил мгновенно ставшими лихорадочными поцелуями, уже не сдерживаясь; схватил его руку и нетерпеливо направил себе в джинсы.
- Хоть штаны стянул бы что ли, – прошептал Райга, прикусывая ему губы.
Малага, не отрываясь от поцелуя и не обращая внимания на руль, с ловкостью и целеустремлённостью истинного гарки вывернулся из джинсов и рубашки. Но теперь Райга не торопился. Дразняще поглаживал живот своего (когда-то – и опять?) любовника, целовал и прикусывал шею, вспоминая, что нравилось оному любовнику когда-то, что заставляло вздрагивать от нетерпения и практически... ага, вот так!
- Ну, ну, ну, – практически поскуливал Малага, отчаянно жмуря глаза, – ну, давай же, ты, зараза, вечно ты так...
Весь в его власти.
- Мой, – прошептал Райга, внезапное озарение ошеломило его. – Весь мой!
- Ну, твой же, чей же ещё, ну, Райга!
Больше он не заставлял себя ждать. Толкнул любовника на его сиденье, накрыл шепчущий (умоляющий) рот своим, наконец-то обхватил член и начал энергично двигать рукой. Малага приглушенно взвыл, подаваясь бёдрами вверх. Хотелось довести его до разрядки; хотелось помучить ещё немножко, продержать в этом состоянии: когда весь открыт как на ладони, весь принадлежит ему!
Всегда принадлежал.
Малага поднял руки, вцепился ему в плечи, привлекая, прижимая ещё ближе к себе в судорогах наслаждения, а потом обмяк, растекся по сидению удовлетворенной лужицей. Такого, еще более раскрытого и даже беззащитного, хотелось лелеять, о таком хотелось заботиться, невозможно было не заботиться. Оберегать? Еще одно позднее (не слишком же?) озарение Райга пережил, глядя на блаженствующего любовника, задумчиво поглаживая его встрёпанные волосы. То, что он годами принимал за снисходительность старшего к младшему, за унизительную опеку, было всего лишь подобным же неуёмным стремлением заботиться? А он-то бесился, исходил ядом, сбежал за полсвета... дурачок.
Хотя нет, будем справедливы: Малага и в самом деле мог быть чересчур назойливым в своей заботе.
Размышления Райги прервал самый будничный и неромантичный звук на свете: бурчание голодного желудка. Малага тут же открыл глаза.
- Что? – сказал он в ответ на укоризненный взгляд. – Я в это время обычно уже завтракаю.
Райга поглядел на часы.
- В семь утра?
Гарка только пожал плечами.
Он был необыкновенно хорош таким: обнаженный, расслабившийся, удовлетворенный и счастливо улыбающийся во весь рот.
- Идём есть?
- Закрыто ещё. – Райга и отсюда отлично видел, что блинная открывается в восемь.
- Да пришли они уже, просто раскачиваются. Ради меня откроют, я тут уже давно на доске почётных клиентов.
Райга хмыкнул, потянулся (поймал внимательный и ласкающий взгляд своего спутника) и принялся приводить себя в порядок. Малага наблюдал за ним с интересом.
- Оденься уже, – велел Райга. – Или почётных клиентов они и голышом пускают?
- Не пробовал. Хочешь рискнуть?
- Нечего им пялиться на чужое! – горячо отрезал Райга и открыл дверь.
Малага не заставил себя ждать, и вскоре они уже направлялись прочь от машины.
- Пустишь потом за руль? – нарочито небрежным тоном спросил Райга.
- Вот еще! Выспись сначала, а то загонишь мою малышку в столб.
- В столб? Да что ты несёшь?
- Выспись сперва, а потом... Всё, что захочешь.
И что-то было в голосе, а может, в глазах, что обещало не только безумную поездку.
- Всё, что захочу, – повторил Райга. – Договорились!

@темы: Конкурс/челлендж/фикатон, Навы, Рассказ, Слэш

URL
Комментарии
2014-12-22 в 22:58 

кэцхен_восемь_жизней_назад
Победи себя и выиграешь тысячи битв. (с)
Очень мило, спасибо ^_________^
Но за что вы так с машинкой? х)) Бедная Ауди... :weep3:

2014-12-23 в 20:34 

кэцхен_восемь_жизней_назад,
Но за что вы так с машинкой? х)) Бедная Ауди... - ну, если это единственная жалоба... :laugh:
А чего ее жалеть? все равно скоро сдохнет, раз любая техника у этого товарища загадочным образом мрет.

URL
2014-12-23 в 21:09 

Tashka_
Вы никогда не пробовали убить кирпич морально? Попробуйте. Вас это многому научит.(c) - Е.Лукин
Приятный рассказ)

2014-12-23 в 22:39 

Tashka_, спасибо!
Кто-кто, а уж Tashka_ знает, о чем говорит, если дело касается транспорта и секса в оном ;)

URL
2014-12-24 в 01:04 

кэцхен_восемь_жизней_назад
Победи себя и выиграешь тысячи битв. (с)
Гость, ну, если это единственная жалоба... :laugh:
можно и так сказать ))
Техника техникой, однако же зачем усугублять ситуацию? *ворчит* Создаётся впечатление, что виной всему не мистика, а банальная небрежность :old:
Ладно-ладно, замолкаю -)))

2014-12-24 в 05:52 

Tashka_
Вы никогда не пробовали убить кирпич морально? Попробуйте. Вас это многому научит.(c) - Е.Лукин
Нее, гпц во время секса в транспорте к последнему бережно относился, не считая камаза без тормозов))

2014-12-24 в 09:49 

кэцхен_восемь_жизней_назад
Победи себя и выиграешь тысячи битв. (с)
Tashka_, Камаз им уже такой достался ))

2014-12-24 в 09:54 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
кэцхен_восемь_жизней_назад, Tashka_, и кто-то еще говорит, что это я к текстам придираюсь! рассказка-то не о машинке, вроде. ;-)
хоть и обходятся с ней очень... небережно, мягко говоря )

2014-12-24 в 09:54 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
кэцхен_восемь_жизней_назад, Tashka_, и кто-то еще говорит, что это я к текстам придираюсь! рассказка-то не о машинке, вроде. ;-)
хоть и обходятся с ней очень... небережно, мягко говоря )

2014-12-24 в 10:03 

кэцхен_восемь_жизней_назад
Победи себя и выиграешь тысячи битв. (с)
Дарга, не о машинке! но тем не менее -)) Я ведь не в обиду автору, а так, о своём, о девичьем!

2014-12-24 в 10:25 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
кэцхен_восемь_жизней_назад, не, ну мне машинку тоже жалко, зачем же ее так корежить без необходимости? она все-таки денег стоит))

2014-12-24 в 10:35 

кэцхен_восемь_жизней_назад
Победи себя и выиграешь тысячи битв. (с)
Дарга, вооот! :friend::wine:

2014-12-24 в 10:46 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
кэцхен_восемь_жизней_назад, :wine:
но, несмотря на навскую экономность, справедливости ради, не могу не вспомнить, что в заявке было пожелание не калечить персонажей, а о технике ничего сказано не было :tease2:

2014-12-24 в 11:06 

кэцхен_восемь_жизней_назад
Победи себя и выиграешь тысячи битв. (с)
2014-12-24 в 12:05 

За меня уже всё красиво ответили и объяснили, даже думать не пришлось :laugh:
А если у навов ломаются вещи, кому-то от этого выгодно.

URL
   

Фики и арт по Тайному городу

главная