21:07 

Для Alexija

t-grad
Заявка:

Хочу: текст
Жанр: романтика
Рейтинг: PG
Пэйринг: де Гир/Алиция, Сантьяга/наемница
Дополнительные пожелания:
Исключения: без смерти персонажей желательно



Примечание: Автор проникся атмосферой рассказа с одного из прошлых челленджей: nav-info.com/index.php/karnaval2011/for-naarga. Данный рассказ написан частично под впечатлением, поэтому может содержать отсылки к некоторым моментам.

"Острый клык" можно было по праву назвать одним из самых закрытых заведений Тайного Города, потому что здесь было любимое место отдыха представителей семьи Масан.
Мало кто может расслабиться в присутствии "кровожадных вампиров" и выдержать их презрительные взгляды. Только вечно угрюмые и неразговорчивые навы изредка посещали эту таверну. Но, как известно, из всех земных рас одни лишь навы отчего-то не годились в пищу Ночным Охотникам, а на то, как на них смотрят окружающие, Тёмным вообще, похоже, было плевать.
Однако, на выступлении знаменитой танцовщицы Катарины в таверне яблоку негде было упасть. К удивлению многих, Катарина Луминар, известная как Белладонна, предпочитала проводить большую часть времени в путешествиях по миру, а когда всё-таки возвращалась в Тайный Город, увидеть её танец можно было только в заведении, принадлежащем семье Масан.
Так было и в этот раз. Несколько дней дома, одна ночь на выступление — и новое путешествие.
Катарина любила выступать в родном городе. Только здесь, когда в зале были преимущественно масаны, она испытывала ни с чем не сравнимые ощущения и получала от этого огромное удовольствие.
После выступления она еле держалась на ногах и быстро покидала сцену, стараясь поскорее добраться до гримёрной, а затем и до дома. Обычно никто не тревожил масану, но в этот раз в узком коридоре, что вёл в гримёрную, кто-то стоял.
- Добрый вечер, Катарина! Позволите угостить вас чем-нибудь?
Масана посмотрела на стоящего перед ней нава. Она не первый раз замечала его среди зрителей. Всегда в центре внимания: за столом прямо напротив сцены, в окружении шумной компании и нескольких красавиц - он считался лучшим гостем таверны. Себастьян, хозяин "Острого клыка", рассказывал, что этого нава зовут Сантьягой и он самый известный гуляка Тайного Города. У всех, кто знал о его похождениях, складывалось ощущение, что за несколько лет он пустил по ветру не одно состояние. А женщин он менял чуть ли не каждый день. Сантьяга гулял с размахом, шумно и весело. Правда, благодаря многочисленным сплетникам, уже сложно было отличить правду от вымысла. Тем не менее, все сплетни сходились в одном: этот нав слишком сильно отличается от своих собратьев.
Катарина понимала, что рано или поздно привлечёт внимание знаменитого повесы, и была к этому готова. И вот он стоит перед ней: высокий - на голову выше масаны - в расшитом золотом и драгоценными камнями камзоле и пристально смотрит прямо в глаза. Даже в полутьме коридора на масану произвел впечатление пронзительный взгляд этих чёрных глаз.
- Нет, я устала и хочу отдохнуть. - мягко, но достаточно холодно произнесла она, не отводя взгляда. Обычно этого хватало, чтобы остудить пыл чересчур горячих поклонников. Но в этот раз проверенное средство не сработало. Нав ослепительно улыбнулся:
- Я и предлагаю вам отдых! Мы поедем, куда вы пожелаете!
Катарина хотела просто пройти мимо нахала, однако нав стоял так, что перегораживал собой всё узкое пространство коридора. Он прекрасно понимал, что масане некуда деваться: назад, на сцену или вперёд, в его объятия. Но у Катарины был припасён сюрприз. Припомнив всё, что знала о Сантьяге, она, очаровательно улыбнувшись, сделала шаг ему навстречу. Одно неуловимое движение - и нав полетел на пол.
- Ты можешь попробовать вернуться, когда будешь хоть что-то из себя представлять. - переступая через ошарашенного нава, произнесла масана. - Тогда я поговорю с тобой. Может быть.
Катарина думала, что нав скажет ей вслед что-нибудь язвительное или обидное, она буквально чувствовала спиной его взгляд, но Сантьяга смолчал. Масана даже пожалела, что у него репутация гуляки и бабника, внешне он ей очень понравился. Случись их встреча при других обстоятельствах, она была бы не прочь провести с ним время.

Тихий рокот барабанов, вихрь красно-чёрных юбок, водопад волос, ослепительная улыбка и насмешливый голос: "Можешь попробовать вернуться, когда будешь хоть что-то из себя представлять!"
Сантьяга сжал кружку с такой силой, что она раскололась. Соседние столики моментально опустели. Нав пил второй день подряд. Он пытался забыть то постыдное чувство, какое испытал там, в таверне "Острый клык", лёжа на полу коридора. Ещё никто и никогда не унижал его так! И ни одна женщина не отказывала. Катарина была первой в обоих случаях.
Какая-то масана! Всего лишь масана! Танцовщица! Посмела отказать ему, наву! Обвела вокруг пальца, как какого-нибудь мальчишку!
Эта мысль немного отрезвила Сантьягу, и, бросив на стол несколько золотых монет, он вышел на улицу.

Катарина покинула Тайный Город на следующий же день после происшествия в "Остром клыке". Несколько месяцев она путешествовала по миру, выступая то вместе с труппами бродячих артистов, то самостоятельно. У неё были имя и зрители, поэтому доходы от таких гастролей позволяли жить безбедно и служили неплохим прикрытием занятию другого рода.
Масана была наёмницей. Прекрасная обольстительница, надёжная охранница, ловкая воровка, идеальная убийца. Она могла проникнуть в такие места, куда наёмникам попроще хода не было: чтобы выкрасть любую вещь или достать того, кому в очередной раз не повезло. И ни один охраняемый ни разу не пострадал, пока действовал её контракт.
Во многих городах у неё были посредники, которые передавали заказы. Конечно же, образ жизни Ночного Охотника накладывал определённые рамки. Но устоявшаяся репутация позволяла наёмнице выбирать из всех "деликатных поручений" только те, что идеально подходили ей по всем статьям. Самые сложные, самые интересные, и, конечно же, самые высокооплачиваемые.
Заказчики, которые наверняка не раз любовались танцами Беладонны, при личном обсуждении очередной работы и представить себе не могли, с кем имеют дело - морок всякий раз надёжно скрывал от них правду. Катарина чётко разделяла свои жизни. И ещё сильнее оберегала тайну своего происхождения. Если бы кто-то посторонний узнал, что прекрасная Белладонна - самая известная наёмница, это означало бы провал. И тогда только два пути: либо скорая расправа, либо бегство и долгие годы затворничества, в ожидании, пока всё уляжется. Оба варианта не устраивали жизнелюбивую масану. Её в равной степени привлекали как восторги зрителей, так и пьянящее возбуждение во время исполнения заданий. Поэтому она была очень осторожной. За многие годы никто ни о чём не догадался.
Масана понимала, что уже совсем скоро ей придётся на какое-то время скрыться в Тайном Городе, чтобы во внешнем мире забыли танцовщицу. Но это всё должно было случиться позже, а сейчас её ждали новые приключения, и она стремилась им навстречу.

Через восемь месяцев после памятной ночи в "Остром клыке", Сантьяга дождался своего часа. Катарина Луминар вернулась в Тайный Город.
Масана заметила его, ещё стоя за кулисами. Его невозможно было не заметить. Нав по своему обыкновению расположился за центральным столом. Но в этот раз он находился в гордом одиночестве, и смотрел только на сцену. Что-то неуловимо изменилось в нём за прошедшие месяцы - в лице, во взгляде, в манере держаться. Что-то такое, от чего Катарина невольно поёжилась. Или это ей просто показалось? Ведь столько времени прошло! Но, кажется, случилось только вчера... Возможно, она просто начинает сходить с ума, как сопливая девчонка? Нет, ну кто он такой, этот Сантьяга?!
Она тряхнула головой, отгоняя несвоевременные мысли, потом подала знак музыкантам и уверенно шагнула на сцену...
Катарина никогда не повторялась. Музыка окутывала её, вела её, и поэтому танцы всегда были различны. Именно эта непредсказуемость, красота и грация привлекали множество зрителей. Масана вкладывала в танец всю себя и получала в ответ восторги восхищённой публики.

После окончания выступления Катарина почему-то ожидала повторения сцены в коридоре. Но она ошиблась - на этот раз коридор был пуст. Зато на столике в гримёрной её ждала короткая записка с просьбой о встрече следующей ночью. К записке был приложен изящный золотой браслет с несколькими крупными рубинами, любимыми камнями Катарины. К такому сюрпризу она была готова ещё меньше. Но в конце концов взяла себя в руки и решила встретиться с навом - чтобы выяснить, чего он хочет на этот раз, и вернуть подарок.

Катарина долго думала, каким образом ей следует одеться на встречу с навязчивым поклонником, чтобы дать понять, что он ей не интересен, а если понадобится, можно было легко дать отпор. В итоге она остановилась на простой рубашке с корсетом, в шнуровке которого удобно уместился плоский кинжал, и брюках из мягкой кожи, не стеснявших движений. В высокой причёске был спрятан трёхгранный стилет с изящной рукоятью, выполненной таким образом, что любой мог спутать оружие с красивой заколкой. Теперь она была готова к любым неожиданностям.
Главное её преимущество — скорость — могло не сработать, так как речь шла о наве. В первый раз ей удалось застать его врасплох, но рассчитывать на подобную удачу дважды - глупо.
Немного успокаивало то, что встреча назначена в таверне. Значит нав хотел открыто поговорить, а не устроить какую-нибудь подлость. В жизни Катарины хватало разочарованных поклонников, которые пытались исподтишка мстить танцовщице, отвергшей их ухаживания. Очень часто таких мстителей находили с перерезанным горлом.

Катарина подъехала к таверне "Пьяный орех" за несколько минут до назначенного времени. Отпустила карету и ровно в полночь шагнула через порог.

В полутёмном зале было пусто: посетителей не было, лишь хозяин дремал в углу за стойкой. Услышав, как открылась дверь, он, не сказав ни слова, поспешно удалился в кухню. Нав, которого масана вначале не заметила в полумраке зала, устроился за столиком у окна. При виде Катарины Сантьяга поднялся и слегка поклонился. Мысленно усмехнувшись, масана неторопливо подошла к наву.
- Приветствую вас, Катарина. Вы ослепительны, как всегда! - сдержанно сказал Сантьяга, пододвигая ей стул. На губах его заиграла вежливая улыбка.
- Благодарю. Но я не собираюсь долго задерживаться, хочу лишь вернуть тебе кое-что. - она положила на стол браслет и повернулась к выходу.
- Вы даже не полюбопытствуете, для чего я вас позвал? - ровным тоном произнёс нав.
- Наверняка для того, чтобы удивить меня своим очередным предложением.
- Вы очень проницательны, Катарина. - всё тем же спокойным тоном продолжил нав. - не желаете знать, каким?
- С чего бы это? - фыркнула масана.
- С того, что я предлагаю вам поединок.
Их глаза снова встретились.
Да, он изменился с тех пор. Теперь масана поняла, что не ошиблась. Ей показалось - на одно короткое мгновение - что из чёрных глаз Сантьяги за ней наблюдает ещё кто-то... или что-то... Но она решила держаться до конца:
- Мне? - Катарина постаралась рассмеяться как можно естественнее. - Ты?! Ты, известный лишь своими романами и количеством потраченных монет, вызываешь на дуэль масану?
- Именно так.
- Впрочем... - Уже смелее сказала Катарина. - Это будет даже любопытно. В прошлый раз я застала тебя врасплох. Посмотрим, чего ты стоишь в открытом бою. Твои условия?
- Моё условие, - поправил её нав. - проигравший исполнит одно желание победителя. Любое желание. Бой до трёх порезов. Так вы согласны на моё предложение?
- Согласна. - решительно сказала масана, - Чтобы не тянуть, прямо сейчас едем за город. Ты наверняка знаешь место, где нам никто не помешает. Сражаться будем тем оружием, что при нас. Магию не используем.
- Лошади у входа. Едем.

Всю дорогу до места дуэли Катарина исподтишка оценивающе осматривала нава. Он не был гаркой, поэтому масана не сомневалась в себе. Пусть он и нав, но не соперник наёмнице с многолетним стажем.



Сантьяга уже не был тем расслабленным хозяином жизни: заметно было, что он готовился, и сумел оказать Катарине сопротивление. При том, что нав сражался катаной, а у неё были кинжал и стилет, он мог бы просто не подпустить её на расстояние удара, необходимое для её оружия. Но, неожиданно даже для себя, она вдруг стала воспринимать эти движения не как бой, а как какой-то диковинный парный танец, в котором она, конечно же, была ведущей. А по-другому и быть не могло. Оставалось только поймать нужный ритм...
Они двигались синхронно, предугадывая удары друг друга и успевая парировать их. Там, где Катарине помогал опыт, Сантьягу вели интуиция и удача. По его бесстрастному лицу невозможно было ничего понять, но каким-то шестым чувством Катарина ощущала, что он получает от этой дуэли такое же своеобразное удовольствие как и она. Задумавшись об этом, масана пропустила первый порез. Нав злорадно усмехнулся и удвоил усилия. Теперь Катарине некогда было думать - она отдалась этому бою так же, как отдавалась танцу, и через несколько мгновений смогла сравнять счёт. Пришла её очередь усмехаться. Складывалось впечатление, что Сантьяга учится прямо в бою, схватывая на лету все финты и придумывая свои комбинации. Если вначале масана только делала вид, что обороняется, то теперь она билась всерьёз. Несмотря на то, что нав был более выносливым и способным учеником, опыт масаны взял своё. Ей удалось нанести второй порез, и, пользуясь тем, что изумлённый нав замешкался, обойти его со спины...
Сантьяга растерянно ощупывал последний порез - маленькую царапину за правым ухом, нанесённую стилетом. Конечно, убить нава - не такая простая задача. Но он отдавал себе отчёт, что если бы не условия дуэли, то на месте этой царапины могла бы сейчас красоваться изящная рукоять, инкрустированная тёмными рубинами.
- Интересно, на что ты рассчитывал, нав? На свою силу и ловкость? Думал, так легко победить меня? Потому что видишь лишь легкомысленную танцовщицу? Запомни этот день. Хорошенько запомни. Никогда нельзя судить о ком-то лишь по внешности. Теперь моё желание: никогда не приходи на мои выступления. Я запрещаю тебе это.
Не дожидаясь ответа от ошеломлённого таким напором нава, Катарина обратилась в лёгкую дымку и полетела домой.
Если Сантьяга и хотел что-то ответить, то оставил это при себе. Выражение его лица тоже нисколько не поменялось, лишь немного заострились уши, а глаза - и без того чёрные, как у всякого нава - постепенно заполняла непроглядная, тяжёлая, первозданная Тьма.

Прошло сто лет.

- Катарина! С днём рождения, любимая! - широко распахнув двери, в спальню ворвался молодой масан, с огромным букетом ярко-алых роз. Бросив цветы на кровать перед приподнявшейся с подушек Катариной, он попытался поцеловать масану, но та игриво увернулась и стала собирать розы.
- Мартен! Какие прекрасные цветы! Где ты достал их среди зимы?
- Милая, такие вопросы не должны волновать красивую девушку. - масан продолжал улыбаться, стараясь не показывать разочарования оказанным приёмом.
- Что ещё не должно волновать девушку? По твоему мнению? - Катарина пристально посмотрела на Мартена.
- Девушка должна думать только о муже, детях и нарядах. Именно в такой последовательности, любимая.
- Выйди, Мартен. Мне надо одеться.
Тон, которым это было сказано, был настолько холодным, что масан не стал спорить и покинул спальню Катарины.
Через некоторое время масана спустилась в гостиную. На столике лежал роскошный букет тёмно-красных, почти чёрных, роз, рядом с цветами была коробочка, обтянутая чёрным бархатом.
- Каждый год одно и то же... - вздохнула масана. - А он настойчив. Интересно, что на этот раз?
Она подошла к столику, взяла в руки коробочку и открыла её. Внутри оказались золотые серьги с сапфирами и бриллиантами. За сотню лет у Катарины собрался не один комплект украшений. Настойчивостью Сантьяги - а это несомненно был его подарок - можно было только восхищаться. Он ловко избегал любых встреч с Катариной, но каждый год, где бы она ни была, ей доставляли букет тёмно-красных роз и какое-нибудь украшение. Сначала это были рубины, затем изумруды и топазы. Сейчас настал черёд сапфиров. Получив первый подарок, Катарина хотела вернуть украшение, но посыльный исчез, не дожидаясь ответа. Затем подарки стали появляться сами по себе на пороге её дома или в комнатах. Ни одно из этих украшений Катарина никогда не надевала. Все они отправлялись в надёжное хранилище в одном из банков шасов.
После победы в той дуэли, Катарина сразу же покинула Тайный Город. Её переполняли эмоции. Негодование по поводу нахального нава, азарт от схватки, упоение победой. И необъяснимое желание прикоснуться к нему, прижаться, поцеловать... он был привлекательным мужчиной, этого нельзя было отрицать.
Впоследствии масана не раз пожалела об озвученном желании. Ей хотелось встретиться с Сантьягой, чтобы объясниться в спокойной обстановке, без лишних эмоций но он пропал. Шли годы, и лишь подарки давали знать о том, что он жив.
- Катарина! Я ищу тебя по всему дому! А ты здесь прячешься! Собирайся, нам пора ехать. - Мартен, как всегда, ворвался, а не вошёл в гостиную. - Сегодня будет особенный вечер! Что это у тебя?
- Сегодня я могу опоздать. Гости подождут. - Катарина захлопнула коробочку с драгоценностями прямо перед носом любопытного масана. - Я готова ехать. Прикажи подавать карету.
- Ты поедешь в этом платье? - изумлению Мартена не было предела.
- Что не так с моим платьем? - холодным тоном осведомилась Катарина.
- Оно... оно... - масан не сразу смог подобрать слова. - Оно устарело ещё в прошлом сезоне! Ты совсем не следишь за модой! Как же так можно? Моя женщина должна быть идеальной!
Последняя фраза переполнила чашу терпения Катарины.
- Уходи, Мартен. Можешь поехать к гостям, извиниться за меня и отменить праздник. Я никуда не поеду. Уходи и не возвращайся в мой дом. Наши отношения окончены.
- Ты прогоняешь меня? Ты?! Вспомни кем ты была, Катарина Луминар, и кем я тебя сделал! - Мартен побелел от гнева.
- Ты меня сделал? Мальчишка! Ты таскаешься за мной последние двадцать лет и считаешь, что я чем-то обязана тебе?
- Да! Вспомни как и где ты танцевала! А сейчас? У тебя прекрасный дом! Состояние! Ты известна не только в Тайном Городе, но и за его пределами! Сейчас ты знаменита как никогда ранее. И всё это сделал я! Не спал, отказывал себе во всём, устраивал твои выступления, договаривался о выгодных контрактах. Ты без меня никто!
- Пошел вон!
Мартен попытался схватить Катарину, но масана ловко вывернула его протянутую руку и толкнула мужчину в сторону прибежавших на шум слуг.
- Выбросить его за ворота и никогда не впускать!
Слуги утащили сопротивляющегося и продолжающего вопить масана.
Катарина не могла успокоиться. Более века она жила двойной жизнью. Появляясь в образе танцовщицы и пропадая на время, создавая легенду о школе Танца, где прекрасное искусство передают от наставницы к ученице. Во время очередного возвращения, с ней познакомился один из молодых Луминаров, какой-то из дальних родственников Кардинала, решивший заниматься её карьерой. Катарина никому не называла свой истинный возраст, поэтому Мартен принял её за молоденькую искательницу счастья. Тогда как Катарина была вдвое старше него. Сначала всё шло хорошо, но постепенно Мартен начал зазнаваться. Результатом стал этот безобразный скандал в гостиной.
Катарина решила, что ей надо менять свою жизнь. Невозможно бесконечно танцевать и быть лучшей наёмницей Тайного Города. Возраст рано или поздно возьмёт своё. Значит, надо постараться воплотить давнюю мечту. И деньги от продажи драгоценностей, подаренных Сантьягой, станут сильным подспорьем в осуществлении этой мечты.
А ещё Катарина решила отыскать Сантьягу и забрать назад свои слова, сказанные сгоряча. Она хотела, чтобы он приходил на её выступления, как раньше, хотела снова увидеть его бездонные чёрные глаза. И попросить прощения.


Прошло ещё сто лет.

Школа Катарины Луминар процветала. Сюда принимали всех наёмников, невзирая на расу и уровень подготовки. Многие не выдерживали трудностей обучения и покидали Школу. Те же, кто находил в себе силы завершить обучение, становились лучшими наёмниками, каких только можно себе представить. Такими, какой ранее была сама Катарина, уже отошедшая от дел.
Срочный вызов к комиссару Тёмного Двора стал полной неожиданностью. Поспешно собираясь в Цитадель, Катарина гадала, что могло понадобиться одному из сильнейших магов от простой наёмницы.
Думая так, она сильно лукавила, потому что хорошо знала цену себе и своему делу: Школа выпускала только лучших из лучших, и Тёмный Двор, когда ему требовались наёмники со стороны для очередной интриги, обращался с "деликатными просьбами" именно к её ученикам. Но что же нужно от неё комиссару - тому, кто имеет право говорить от имени самого Князя? Что-то не в порядке с делами её Школы? Кто-то из её учеников засветился на сомнительной авантюре? Нет, она была уверена, что с этим всё в порядке. К тому же подобные инциденты уже случались, и решались они всегда не на столь высоком уровне. Может быть, хочет выразить благодарность за кого-то из тех, кого она в своё время подготовила? Тоже нет. Всё, что угодно, но такими пороками, как благодарность и признательность, большинство знакомых ей навов не страдало. Да такой незначительный повод и не стоил аудиенции, достаточно было выразить это в менее примечательной форме - например, письмом с личной подписью. Нет, это должно было быть что-то исключительное! Но что же это? Что?
Всю дорогу - сначала по городу, затем по мрачным коридорам Цитадели - она не могла успокоиться, прокручивая в голове одно за другим самые сумасшедшие предположения и не находя хоть сколько-нибудь правдоподобных объяснений. Наконец гарка, сопровождающий посетительницу, остановился перед одной из дверей и распахнул её, пропуская Катарину внутрь.
Масана шагнула в кабинет комиссара и замерла у двери, которую сопровождающий тут же закрыл снаружи. В обстановке взгляд первым делом упирался в массивный деревянный стол, с несколькими стульями вокруг. Всё остальное от зоркого взгляда масаны скрывал густой полумрак, в котором даже идеальным зрением Ночного Охотника невозможно было ничего различить. Хозяин кабинета не спешил показываться. Масана забеспокоилась ещё больше, и начала осматриваться: полумрак в кабинете, казалось, был живым - он как будто неторопливо перемещался, перетекал из угла в угол, сменяя в себе оттенки серого и чёрного.
- Здравствуйте, Катарина. - масана вздрогнула, услышав знакомый голос.
Когда-то она избегала встречи с Сантьягой, потом долгое время пыталась отыскать, но теперь уже он старательно скрывался. Катарина даже представить себе не могла, что их следующая встреча состоится при таких обстоятельствах.
Нав сидел на дальнем от двери краю стола, вполоборота к ней, так, что половину его лица скрадывал всё тот же "живой" полумрак. От внимания растерянной масаны ускользнуло, в какой момент он там появился. Возможно, и не прятался, но она была готова поклясться чем угодно, что, когда входила, там никого не было.
Казалось бы, масаны с их холодной кровью неспособны испытывать подобное, но у Катарины всё застыло внутри, когда Сантьяга встал и повернулся к ней: на мгновение ей показалось, что у комиссара два лица. Одна половина, что изначально была обращена к ней, имела сходство с тем, прежним Сантьягой, вторая же, которую она увидела только сейчас, как будто тоже состояла из полумрака, наполняющего кабинет - лишь несколько размытых, нечётких штрихов изображали намёк на лицо. Тонкие губы сложились в вежливую, но безразличную улыбку - и видение пропало. Остался лишь необъяснимый страх.
Комиссар сделал шаг вперёд и остановился, изучая замершую Катарину пристальным взглядом своих чёрных глаз. Эти глаза снились ей несколько последних лет. Такие знакомые - и одновременно чужие. Холодные, зловещие, пугающие. В нём всё ещё угадывался прежний жизнелюбивый Сантьяга. Но того Сантьягу Катарина не боялась, она относилась к нему как к очередному поклоннику, который хочет добиться внимания. Этот Сантьяга был опасен. Смертельно опасен. Весь его облик, от бесстрастного выражения лица, манеры держать руки до непроницаемого взгляда, говорил о том, что стоящий перед ней нав - Воин. И, несомненно, один из лучших магов Тайного Города.
Масана, все эти мгновения лихорадочно размышляющая, как ей лучше поступить, решила идти до конца:
- Приветствую вас, комиссар. И... примите мои искренние поздравления!
- Вы хорошо держитесь, Катарина. И хорошо выглядите.
- Благодарю за комплимент, комиссар. - масана немного расслабилась и попыталась улыбнуться.
- Готов поспорить, вы теряетесь в догадках, для чего я вас сюда пригласил.
- Нет, нисколько, - не дрогнув, соврала Катарина. - Я прекрасно понимаю, что вы хотите мне отомстить. Вы можете убить меня прямо сейчас, и ни один член семьи Масан не посмеет сказать вам ни слова против. Только тогда мне не совсем понятно, зачем вы каждый год отправляли мне розы и драгоценности.
- Вы правы. - Сантьяга мастерски держал паузу, не отрывая взгляда от масаны, внимательно следя за её реакцией. - Отчасти правы, Катарина. Да, я хотел бы взять реванш за то поражение. Но вы ошибаетесь, если считаете, что злость ослепила меня настолько, что я позволю себе убить кого-то без веской на то причины. Предлагаю поединок. На прежних условиях.
Катарина застыла, буквально забыв как дышать, придавленная к полу тяжёлым взглядом нава. По мере того, как он продолжал говорить и смысл сказанного доходил до масаны, она позволила себе сделать глубокий вдох:
- Три пореза и желание?
- Именно так.
- Каким оружием, когда и где?
- Вам решать.
- Прямо сейчас. Оружие - то же самое. Только прикажите своей охране, чтобы мне вернули моё. Место... Наверняка вы знаете какой-нибудь укромный уголок, где нам никто не помешает.
Нав незаметно усмехнулся, оценив двусмысленность сказанного.
- Пойдёмте за вашим оружием, Катарина.

За свою жизнь Катарина встречала разных соперников, но долгие годы в Школе сыграли с ней злую шутку: она успела привыкнуть к тому, что поединки неопасны.
Сейчас же, с каждым движением, с каждым новым выпадом или обманным ударом Сантьяги, она всё больше осознавала, что перед ней идеальная машина смерти. И понимала, почему ни один нав до сих пор не переступил порог её Школы. Если нав хотел стать воином - он становился гаркой. И никак иначе.
Сантьяга был великолепен. Ничего лишнего, все движения точны и выверены до мила. Чёрное лезвие навской катаны двигалось с такой скоростью, что казалось одной сплошной широкой лентой, сотканной из самой Тьмы. Комиссар мог в любой момент завершить поединок, но продолжал держать защиту, не атакуя сам. Через некоторое время Катарина поймала себя на мысли, что бой снова - как два столетия назад - напоминает ей танец. Прекрасный и смертоносный танец. Масана пожалела, что здесь нет зрителей. Это наверняка был бы лучший танец в её жизни.
Противники уже обменялись порезами и продолжали кружить по поляне. Приближался рассвет.
Неожиданно Сантьяга сбился с ритма - совсем немного, незаметно глазу - но этого хватило для того, чтобы он оступился и потерял концентрацию. Катарина моментально воспользовалась этим, нанесла два быстрых скользящих удара кинжалом и отскочила. Комиссар задумчиво посмотрел на порезы, затем перевёл взгляд на масану. Масана слишком поздно поняла, что с ней играют. Как кошка с мышью. Как она сама любила играть с более слабым противником, в том числе и с Сантьягой на той памятной дуэли. Что ей просто позволили нанести эти удары. Что всё, начиная с вызова в кабинет комиссара и до вот этих двух коротких движений, давно просчитано Сантьягой. И ужаснулась этому пониманию. Если он такой уже сейчас, в самом начале своего пути, то что же будет через несколько десятков лет. И сейчас Катарине сделалось по-настоящему страшно. Страшно за свою семью - гордых и свободолюбивых масанов, которых нынешний комиссар способен с лёгкостью поставить на колени.
Молчание затягивалось.
Сантьяга не выдержал первым:
- Скоро рассвет. Ваше желание, Катарина. Не хотелось бы, чтобы солнце застало вас вдалеке от дома.
Масана чётко понимала: то, что она ещё так недавно собиралась сказать Сантьяге, то, для чего пыталась его найти последние несколько лет, всё это теперь - после того что она узнала и поняла - представлялось просто невозможным. Поэтому она произнесла совсем другое:
- Скажите, комиссар, а в чём был смысл подарков, что вы делали мне все эти годы?
К её удивлению, он ответил неожиданно приветливым тоном:
- Видите ли, Катарина, смысл всех этих подарков состоял в том, чтобы выразить вам мою глубокую признательность и уважение.
- Признательность за что? - буквально выдохнула поражённая масана, отказываясь верить в смысл услышанного, - За то, что я дважды оскорбила и унизила вас?
- За то, что вы открыли мне глаза на некоторые вещи. - Всё так же приветливо продолжал Сантьяга; теперь на его лице была уже настоящая улыбка, - За то, что помогли мне понять: нельзя судить о чём-либо только по внешнему виду. И за то, что, благодаря этому пониманию, я наконец понял своё предназначение, встал на свой путь и в итоге сумел стать тем, кем являюсь. Надеюсь, я смог ответить на ваш вопрос? - он намеренно сделал ударение на последнем слове, - А теперь говорите своё желание.
Катарина, всё ещё не веря, что это происходит с ней, тихо ответила:
- Сантьяга... То ваше предложение... Самое первое... оно ещё в силе?
- Напомните, о чём вы?
- Вы, кажется, хотели меня чем-нибудь угостить? - И, не дожидаясь ответа, она продолжила уже смелее. - Хорошее красное вино, к примеру, отлично восстанавливает силы после хорошего поединка.
- Ну что ж... мы поедем, куда вы пожелаете! - в тон ей отозвался Сантьяга.


@темы: Вассалы, Гет, Конкурс/челлендж/фикатон, Навы, Рассказ

URL
Комментарии
2014-12-22 в 22:01 

~Alexija~
Рыжая - это состояние души
необычненько, весьма необычненько, но спасибо автору за столь интересное изложение, правда я его совсем не таким представляла:white:

2014-12-23 в 22:33 

LazyRay
Заслуженная няня
Спасибо, автор!
Очень интересная масанка! И написано интересно. Так и представлялись ее танцы, особенно в бою.
А уж прочитать про молодого Сантьягу всегда приятно!

2015-01-08 в 19:24 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Сантьяга не был гаркой? о_О Написано интересно, но я себе слабо представляю нава, не сумевшего предугадать выпад масаны. Если бы она была и правда столь изумительна как наемница, Темный Двор бы об этом знал.

2015-06-09 в 08:23 

Альгида
мульт Идальги. Единственный и неповторимый.
:hlop: с удовольствием прочитала)))

   

Фики и арт по Тайному городу

главная