Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:55 

Ayaksha Zeil
Давно мечтала прочитать фанфик с пейрингом Бога/Инга, но никак не находила оного. Тогда я решилась - а напишу-ка я такой фанфик сама. Вот что у меня получилось. Надеюсь понравиться...

Название: Сладкая горечь мести
Пейринг: Бога/Инга; на заднем плане: Сантьяга, Ортега, Кортес, Артём
Категория: гет
Рейтинг: R
Жанр: драма
Размер: мини

У каждого есть свой скелет в шкафу. А те, кто говорят, что нет, скрывают под час не один и даже не два таких вот "секрета".
Инге Волковой до определённого момента её жизни тоже не доводилось скрывать что-либо от своего мужчины. Девушка думала, что так будет и дальше. Но жестоко ошиблась, сделав очень большую глупость: перебежала дорогу наву. Да не просто наву, рядовому гарке, а помощнику комиссара. А это в сто крат хуже...

... Совещание затягивалось. Не то чтобы в Тайном Городе творилось что-то серьёзное, но тем для обсуждения было почему-то предостаточно: тренировки Яны, делающей большие успехи как в магических, так и в обычных спаррингах; развитие гостиничного бизнеса на их острове и прочее, прочее, прочее...
Где-то уже на середине разговора Инга потеряла основную нить разговора, и обычно вечно бойкая, как кролик-энерджайзер, наёмница сидела в кресле тихо-тихо. Какая-то неясная тревога не отпускала ведьму. А когда в дверь комиссарского кабинета постучали, тревога перерасла в резкую и внезапную вспышку панического страха.
- Войдите, - отозвался на стук Сантьяга, не отрываясь при этом от экрана компьютера. Дверь отворилась и вошёл он...
Длинный, совсем чуть-чуть уступающий в росте комиссару, худощавый, как и все тёмные, но тем не менее широкоплечий. Во всей фигуре скользит томная ленца и кошачья грация дикой пантеры. Казалось, он спокоен, но в то же время готов бросится в бой, уничтожая врага на благо Нави.
Дорогой, неброский, тёмно-серый костюм идеально сидит, подчёркивая стройную мощь и хищную гибкость тела. Белая, гладко отутюженная рубашка, манжеты которой скрепляют запонки с синим, то тускло поблёскивающим в полумраке кабинета, то рассыпающимся множеством острых бликов на свету сапфиром. По хлопковой белизне скользит тёмно-синяя змея галстука, тоже дорогого. На голове - правильный, творческий хаос, выглядищий органично со всем костюмом. Начищенные до зеркального блеска по казарменной привычке остроносые ботинки.
"Пижон," - зло думает Инга, закусывая ноготь на указательном пальце.
Но это показное. Всё показное. Блеск, лоск, франтоватость, некая, затушёванная копия комиссара. Одежда преуспевающего бизнесмена - лишь тонкий и хрупкий панцирь, скрывающий дикую, первобытную мощь. Глаза - вот что отражает суть. Глубокие чёрные колодцы, поглащающие в себя. А на дне плещутся золотые всполохи...
Бога - такое имя дала ему Тьма. Дон-Жуан всего Тайного Города - с восхищением женщины, с отвращением - мужчины. Стальной фантом - с одобрением и уважением свои, тёмные. Цепной пёс комиссара - за глаза враги, которые боятся быть вызванными на дуэль и убитым или, в лучшем случае, посрамлённым. Последнее звучит редко и спускает некий внутрний тормоз гарки, выпускающий на волю нечто страшное и опасное...
Бога не так часто светился в Тиградкомовское прессе. Можно даже сказать, вообще там не упоминался, в отличие от примелькавшегося Ортеги. Видно, так нужно для Сантьяги - один помощник всегда под рукой, на глазах у многих творит историю собственного Дома, второй - в тени, но делает не менее колоссальный труд, только с изнанки, которую не показывают любопытным. Как паук, плетущий свою сеть...
- Вы вазывали меня, комиссар? - глубокий, с очаровательной хрипотцой, покоряющей сердца дам, голос. Инга дёргается, как-то нервно поворачиваясь к вошедшему наву.
- Да, Бога. Вы принесли отчёт?
- Конечно. В трёх экземплярах, как просили.
На стол ложится пухлая чёрная папка. Бога почтительно замирает чуть в стороне, пока Сантьяга листает отчёт.
- Хорошо. Благодарю Вас за своевременность. Можете идти.
В ответ молчаливый кивок, и гарка отодвигается к выходу. Но тут зачем-то вступает Яна:
- Так тебя выписали?
- Как видишь.
Губы гарки растягиваются в какой-то неожиданно хищной ухмылке.
- Быстро ты. Готов к спаррингу?
- Можно было бы начать прямо сейчас, но, - Бога выразительно бросает взгляд на наручные часы, - во-первых, ещё идёт совещание, а во-вторых, к сожалению, у меня сегодня ещё дела, - оскал сменяется очаровательной улыбкой. - Но, в принципе, на неделе вполне. Назови день и время, я подстроюсь.
- А не развалишься? Вот ещё, платить эрлийцам, чтобы тебя опять сшили... - дерзко заявляет Инга, вздёргивая острый носик.
- Не волнуйся, рыжая, не развалюсь. И платить не надо - я подачек не беру.
Волкова содронулась от взгляда гарки - пустого, бесстарстного, а от этого ещё более жуткого, и злой усмешки.
Сантьяга со скромным интересом наблюдал за перепалкой, переплетя пальцы и положив на них подобородок.
- Наверное, Вам стоит уже идти, Бога. Дела не ждут. И не забудьте мне переслать результаты дознания.
- Да, комиссар, - Бога чуть склонился в уважительном полупоклоне и вышел.

После совещания Инга вместе с Яной отправилась в библиотеку Цитадели (доступ туда девушкам был открыт благодаря комиссару), а Кортес с Артёмом поехали в офис их компании "Неприятные ощущения".
- Слушай, Инг, - задучиво произнесла Яна, переворачивая страницу одной из книг, которую держала в руках.
- Ну? - проворчала Волкова, разваливаясь в уютном большом кресле, в котором девушка могла устроиться с ногами, что она и сделала.
- Знаешь... - гиперборейская ведьма как будто не знала, как лучше начать этот разговор. - Ты, конечно, взрослая, сам с усам и т.д., но... Но я хочу дать тебе совет. Как подруге. А уже следовать ему или не следовать - это твоё дело.
- Ну? - повторила Инга, подпирая голову кулаком.
- Не цепляйся к Боге, не надо.
- Да нужен он мне! У меня Тёмка есть и никакой Бога мне...
- Дело не в "нужен-не нужен". Смысл в том, что он - дрянь злопамятная и мстительная. Я уверена, он до сих пор тебе не простил свой прокол с яйцом Фаберже. И вряд ли простит. А если ты будешь его раззодоривать своими подколками, то сделаешь только хуже. Он ведь и отомстить может...
- Что, вырежет всю мою семью до седьмого колена? - мрачно ухмыльнулась рыжая.
- Не так кардинально, но всё же... Инга, не зли его. Иначе будет хуже.
- Да ну тебя.
- Как знаешь. Я тебя предупредила.
- Не накаркай.
И подруги замолчали, одна погрузившись в чтение, а другая - в раздумья...

Спарринг был назначен на четверг, на два часа дня. Бога, приехал в Цитадель к часу, сразу после ночного дежурства в Тиградкоме, чтобы за оставшееся время подготовиться к поединку. Нав не удивлся, увидев разминающуюся с Орлиным шестом гиперборейскую ведьму в зале.
- Кто первый - тому и щуркъ? - с ухмылкой поинтересовался гарка, вышедший из душа и затягивающий пояс на узких тёмных тренировочных штанах. Гарка ограничился только низом формы, отказавшись от рубашки. Вместо привычных сапог - чёрные "лодочки" на восточный манер.
- Что-то вроде того, - отозвалась Яна, совершив круговое движение шестом и уперев его в пол.
Бога же, потянувшись, как кот, прогнулся назад, на секунду замирая в идеальном мостике, тут же распрямился обратно и направился к стойке с оружием. Оценивающе оглядев Орлиный шест, гарка выбрал длинную одностороннюю глефу. Прокрутил её в руках, совершил несколько примитивных движений и, не поворачиваясь, бросил:
- Как будем: с магией или без?
- Не боишься, что Яна спалит тебе что-нибудь нужное? - язвительно заявила Инга, нагло вклиниваясь в чужой разговор.
- Не боюсь, рыжая. Я уже давно не боюсь за себя. А вот тебе стоило бы поосте-речься - я в пылу боя не смотрю, куда швыряю "Дыхание дракона".
Гиперборейская ведьма покачала головой и уставилась на подругу тяжело блеснувшими золотом Кадаф глазами. Инга напросилась на спарринг в качестве зрителя. Бога заметил наёмницу, как только вошёл в зал, но сделал вид, что не увидел. И решил продолжить эту тактику игнора.
- Так что, Яна? - этим вопросом нав показал своё нетерпение.
- Без. Хочу попробовать свалить тебя так.
- Ну-ну, вперёд. Кто будет судить?
- Я договорилась с Ортегой.
Бога кивнул, принимая к сведению.
- Кстати, может мне биться в полсилы? - с улыбкой интересуется Маннергейм, принимая боевую стойку. - Не хочется, чтобы ты истёк кровью прямо посреди зала. Мне ведь перед комиссаром потом отчитываться.
- Не волнуйся. Рана не откроется, - гарка тоже ухмыляется, проводя пальца-ми по тёмному следу на коже. - Эрлийцы сказали, что даже шрама не останется. Так что ты лучше позаботься о себе. Мне ведь тоже не хочется стать мише-нью для взбешённого, как тать, Кортеса.
- Я и сама могу за себя постоять.
- А вот это мы и проверим.
Ортега явился ровно за пять минут до поединка. Практически такого же роста, как Бога, тоже в дорогом, иссиня-чёрном костюме, первый помощник комиссара, тем не менее, производил совершенно другой эффект, нежели товарищ: спокойный, уравновешенный, даже в какой-то степени дружелюбный. Сказывалось воспитание Сантьяги. Но разве Бога не подвергался ему? Просто база была разная, и манеры легли на помощников тоже по-разному...
- Вы договорились об условиях? - поинтересовался Ортега, оглядев противни-ков, занимающих позиции друг напротив друга.
- До пяти? - спросил Бога.
- До пятнадцати, - фыркнула Яна.
- Не боишься?
- Тебя? С чего бы?
- А стоило бы...
Ортега сузил глаза и наклонил голову. Любой, кто увидел бы стоящих на расстоянии пяти метров друг от друга мужчину и женщину, ужаснулся бы: как пусть и спортивно сложённая ведьма может бодаться с двухметровым гаркой? Но Ортега по себе знал: Яна может.
- Вы готовы? - первый помощник отступил на два шага назад, освобождая дорогу.
Два молчаливых кивка в ответ.
Ортега поднимает левую руку вверх - Бога кланяется, отводя руку с глефой назад; Маннергейм приседает, тоже опуская голову - противники продемонстрировали уважение друг другу.
Ортега поднимает правую руку вверх - соперники распрямляются, занимая боевые стойки.
Ортега разводит руки в стороны - противники срываются с мест, резко сталкиваясь в жёстком, быстром бою...
Инга вскакивает со скамейки, пытаясь разглядеть, что же перед ней происходит: всё настолько стремительно, что уследить обычному человскому глазу практически невозможно. Кто побеждает: нав или гиперборейская ведьма? Кто кого задавил своей силой? Кто? Кто?!
Монотонную, визгливую и жужжащую песню спарринга разрывает шумный стук и лязг глефы по полу. Инга восторженно вскрикнула: Яна победила! Победила! Уделала зазнавшегося нава! Наёмница успевает даже посчитать количество неглубоких царапин на торсе гарки: четырнадцать. Всего одна ссадина до безоговорочной победы...
- Яна, давай! - крик радости перешёл в булькающий кашель: Волкова подавилась, увидев, как лицо второго помощника комиссара исказила злобная радость, а глаза сверкнули расплавленныи золотом.
Совершив немыслимое, змеиное движение, Бога ускользает от острия Орлиного шеста и выдёргивает из ножен на поясе кинжал. Замахивается и, нырнув под ноги гиперборейской ведьме, цепляет лезвием по ноге несколько раз. Изогнувшись, выбивает оружие у Маннергейм из рук и прочерчивает красную ли нию по лопаткам девушки. Ведьма разворачивается, чтобы отбиться, но по-лучает тычок в грудь и валиться на пол. Гарка моментально оказывается све-рху, придавливая всем своим немалым весом.
- Где бы мне надрезать? Лицо? Нет, жалко портить столь симпатичную мордашку. Да и Кортес не оценит нововведение. Грудь? Ну, тоже не вариант... Ах, да, вот же...
Гиперборейская ведьма вздрогнула. На неё смотрел не гарка, а растревоженный сумасшедший хищник.
Навская сталь резанула плечо, прямо по татуировке с белкой.
Бой окончился. Ортега ограничился кивком головы.
- Счёт 14-15 в пользу Боги.
И тут же заворчал, подходя к уже вставшим противникам; второй помощник галантно подал руку Яне, вновь превращаясь в джентельмена:
- Нет, Бога, ну ты издеваешься? 14-15! В самом деле, это же...
- Жёсткий стёб, - закончил за друга Бога. - Неприкрытый и извращённый. Но ты же знаешь, что идти по грани...
- Это намного интересней, чем по прямой дороге. Да-да, я знаю-знаю, - улыбнулся Ортега. - Но всё равно хорошо. Очень хорошо. Вы оба очень постарались. Молодцы.
- Что ж, действительно неплохо подрались, - Яна провела пальцами по свежей ранке на плече. - Но теперь я жутко голодная...
- Аналогично, - проурчал Бога, почёсывая живот. - А пойдёмте-ка перекусим. Тут недавно открыли очень милую кафешку... Я угощаю! Ортега? Ты с нами?
- Не могу, но спасибо за предложение. У меня ещё дела.
- Как знаешь... Рыжая, отлепляй тощий зад от скамьи, ты идёшь и угощаешься с нами, ибо я сегодня добрый.
- Благодарю за приглашение... - прошипела Инга, подхватывая сумочку и двигаясь к выходу.

Через два часа вся троица устроилась в кафе недалеко от Цитадели. Им повезло: никого практически не было, поэтому удалось выбрать столик получше, т.е. возле панорамного окна на втором этаже. Сделали заказ, принялись за обед. Бога как всегда отличился, продемонстрировав легендарный навский аппетит: взял роллы, салат "Римская охота", да ещё и десерт. В дополнение к идеальному приёму пищи - чашка капучино. Дамы выступили скромнее: Яна ограничилась пастой, а Инга - салатом Цезарь.
Девушки прикончили свой обед быстрее гарки - тот смаковал каждый кусочек. А когда Бога приступил к тортику, Яна удалилась в дамскую комнату, оставив Волкову наедине с навом.
Инга заёрзала на стуле, словно стремясь отодвинуться подальше от стола. Чё-рные глаза Боги с насмешкой следили за наёмницей. Тщательно облизав ложку, он ухмыльнулся.
- Наконец-то мы остались наедине...
Прозвучало двусмысленно. Инга промолчала.
- Знаешь что, рыжая? Нам да-а-авно пора расставить все точки над i.
- В смысле..? О чём ты..?
- Всё о том же, рыжая, всё о том же. Ты мне должна за Александровский сад.
Полушутливый тон, с которым начал Бога, сменился глухой угрозой.
- Ничего я тебе не должна! Это был твой косяк! Твой, а не мой! - взвизгнула Инга, ткнув в гарку пальцем.
- Ты выставила меня на посмешище перед всем Домом, - угрюмо заявил Бога, складывая руки на груди. - Надо мной смеялись все, кому не лень. А я терпеть не могу, когда надо мной смеются.
- А мне-то какое дело, что ты терпишь, а что нет? Это твои проблемы.
- Нет, рыжая, это твои проблемы.
Повисла тяжёлая, давящая тишина.
- Что ты от меня хочешь? - дрогнувшим голосом спросила Инга, осознавая всю безысходность собственного положения.
- Ммм... Я ещё не придумал. Но к субботе... Ты свободна в субботу?
Волкова вздёрнула брови вверх, безмолвно вопрошая: "В каком смысле?".
- Артём, - расшифровал гарка.
- Его не будет.
- Отлично. Тогда в субботу. Я приеду к тебе и скажу, что мне нужно. А если мне понравится, то я скажу, кто повесил тебя на кремлёвскую башню.
Девушка оторопело уставилась на поднимающегося Богу, вкладывающего деньги в книжецу со счётом. Она уже начала понимать, что гарка имеет в виду.
В этот момент вернулась Яна.
- Ты уходишь? - спросила она, невольно скользнув рукой по татуировке, печати самого Азаг-тота, отметевшего своих наложниц ненавистью Кадаф, на бритой голове.
- Ага. Дела, дела, дела... Они, к сожалению, не ждут. Так же как и комиссар.
Взмах рукой на прощание - и нав уже на середине лестницы.
Яна махнула в ответ, перевела взгляд на подругу и даже испугалась, так та побледнела.
- Инг... Инга, что с тобой?
- Н-ничего, всё нормально.
- Инга?
- Всё в порядке. Правда...

До вечера субботы Инга еле дожила: всю пятницу и большую часть выходного дня девушка провела, нервно вздрагивая от каждого звонка дверь, даже если он раздавался на другом конце лестничной площадки. Артём заметил чуть ли не паническую реакцию подруги на каждый подозрительный звук.
- Инг, в чём дело? Чего ты подпрыгиваешь от каждого шороха?
Та лишь покачала головой, отмахнувшись, и вновь вперила взгляд в дверь.
- Слушай, может я не поеду с Кортесом в "Три педали"? Остаться с тобой? А то ты вся дрожишь, как осиновый лист...
- Не надо! Всё нормально! Можешь ехать! Мне не нужна нянька!
- Да что с тобой? Может у тебя...
- Нет! Всё! Собирайся и дуй к Кортесу! Надоел со своими нюнями...
Инга буквально вытолкала Артёма за дверь, а когда с площадки раздалось возмущённое: "Можно мне хотя бы обуться?!", девушка выкинула парню крос- совки и прижалась спиной ко входной двери. Она не знала, сколько так простояла, но стоило ей отлепиться от двери, как раздался звонок. Звонок в дверь. В её дверь...
Дрожащими руками Инга открывет, даже не взглянув в глазок. Она и так знает: это приехал он...
- Что так долго? Насколько я знаю, у челов принято уважать гостей и не заставлять их ждать на пороге.
Бога возвышался мрачной, совершенно чёрной скалой на площадке. Нет, пожалуй не скалой. Острый, длинный, смертаносный шпиль... Он как всегда безукоризненно одет: кожаный пиджак, водолазка, брюки, остроносые ботинки. Всё в одной цветовой гамме, отражающей родную стихию.
- П-проходи... - промямлила Инга, пропуская нава в квартиру. Гарка бегло оглядел окружающую его обстановку, молча разувшись, прошествовал в гостиную. Ещё раз осмотрелся и, поддёрнув брюки и повесив на плечики свой пиджак, сел на диван.
- Кофе? - спросила Волкова, замявшись и неловко замерев в коридоре.
Бога дёрнул плечом.
- Не откажусь.
Инга поплелась на кухню, к кофеварке. Вся процедура приготовления кофе показалась девушке одновременно и бесконечно долгой, и стремительно коро-ткой. Казалось она успела передумать все мысли, проскочившие в её голове, и в то же время - ничего так и не разобрала.
Дольше находится на кухне было не прилично по гостевому этикету, поэтому наёмница вернулась гостиную с двумя чашками кофе. На этот раз Бога промолчал, а, приняв кофе, не стал отпускать какие-либо язвительные комментарии. Потянул носом на чашкой, и Инге невольно бросилось в глаза, как затрепетали ноздри нава. Гарка откинулся на спинку дивана и отхлебнул напиток.
Десять минут они просидели молча. Бога опрожнил чашку наполовину, Волкова так и не притронулась к своей.
Тишину разрушил резкий стук чашки о журнальный столик. Инга повернулась к наву и встретилась с тяжёлым взглядом антрацитово-чёрных глаз. Девушка не успела даже вскрикнуть, как Бога, сжав ворот её домашней футбол-ки, притянул к себе и прошипел ей прямо в ухо:
- Я ведь придумал, как ты мне отплатишь. Поэтому не вздумай сбежать. Обещаю, тебе понравиться, - и губы расползаются в хищной ухмылке...

... Он придавил её к дивану всем своим немалым весом, практически сминая хрупкую девушку. Сорвал с рыжой одежду, с себя же снял медленно и аккуратно. Солдафон до мозга костей, даже в моменты интимной близости. Разложил на диване вынужденную любовницу и, на секунду замерев и применив какой-то аркан, вошёл в неё, заполняя немаленьким естсеством...
... Инга знала многих любовников до Артёма и привыкла ко многому, но... Но то что творил он, был немыслимо. Он словно намеренно причинял боль, раскачиваясь и насильно проникая глубоко-глубоко. Это была пытка, наказание. Наказание, которое возбуждает...
... Не было нежности и ласки. Не было острожности и размеренности. Была лишь голая, всепоглащающая, сжигающая всех и вся страсть. Был бешеный, ни на мгновение не останавливающийся темп, приносящий боль, граничищую с удовольствием. Удовольствием, возносящим на пик блаженства...
Да, Бога был умелым любовником. И даже если женщина под ним была ему совершенно безразлична, он доводил её до оргазма. Вот и сейчас было также...
Инга терялась в пучинах жаркого вожделения и безмерного стыда. Ей было безумно хорошо, но и мучительно больно. Тело откровенно наслаждалось перво-бытной пляской, а душа скорбела об этом.
Измена. Она изменила! Изменила своему Тёмке! И с кем?! С каким-то навом?! Пусть и помощником комиссара, но всё равно...
Больно, боже как больно..! Хорошо, боже, как хорошо..!

... Одежда валяется где попало: ингина - полу измятым комком, богина - относительно аккуратно на журнальном столике. Но рыжой не до чего: она лежит, подобрав колени к груди, приняв позу эмбриона, чтобы почувствовать себя более защищённой. Но не помогало. Вот совсем. Холодно. Плохо. Одиноко.
Бога оделся быстро - это, опять-таки, казарменная привычка. Застегнув ремень, обернулся к дивану. Инга приподнялась на локте, отвечая на безучастный взгляд гарки как можно более свирепым своим.
- Ты доволен..? - хрипло поинтересовалась девушка, натягивая на себя плед с дивана.
- Вполне.
- Зачем..? Зачем?! Неужели... Неужели нельзя было...
- Нет. Ты слишком самоуверенна. Единственный способ разбить этот щит - ударить по самому заветному, по твоей главной слабости. А это - Артём, точнее, твоя любовь к нему.
- Любовь - это не слабость!
- Как посмотреть. Мы видим вещи по-разному, рыжая. И пользуемся ими тоже по-разному.
- Ты не знаешь, о чём говоришь! Да ты просто никогда не любил!
- Может ты и права. Но сейчас такое понятие, как "любовь" мне не нужно.
- Да ты... Ты... Ты просто монстр! Чудовище! Дьявол!
Стоило Волковой выдохнуть последнюю фразу, как комната наполнилась тяжёлым грозным гулом, всё усиливающимся и усиливающимся. Ингу припечатало к дивану словно прессом. Магия. Первозданная, дикая, тёмная, мощная магия. Такая, какую Инге никогда не обуздать.
Он повернулся, медленно, омерзительно хрустнув шейными позвонками. Для чела физически невозможно так выгнуть шею, для нава - раз плюнуть. На наёмницу уставились два жёлтых глаза с вертикальным зрачком. Рот жутко расползся, губы истончились и разомкнулись, демонстрируя острые клыки вместо зубов. Наружу высунулся длинный змеевидный чёрный язык. Гул перерос в вой. Инга закричала, но не услышала собственного голоса. Зеркало на стене треснуло, брызнув мириадами осколков.
Девушка очнулась. Нав так и стоит к ней спиной, а зеркало цело, на нём ни единой трещины. И нет никакого магического давления.
- С тебя достаточно на сегодня. Больше не попадайся мне на пути или я, - быстрый взгляд чёрных (о Господи! да, именно чёрных!), - убью тебя.
- Ты... не... посмеешь... - охнула Инга.
- Почему нет? Посмотрим. В любом случае, я тебя предупредил. Ах да. Я же обещал сказать, кто повесил тебя на башню. Это был я.
Как всё просто. Но Инга даже не удивилась этому.
Бога же шагнул в коридор, растворившись в его полумраке. Входная дверь за ним захлопнулась. Девушка так и осталась лежать на диване.

Лишь через полчаса Инга заставила себя отлепиться от дивана и пойти в душ. Забравшись под горячие струи, девушка замерла. А потом заплакала. Горько-горько, громко, на взрыд. Только сейчас ею овладел дикий страх.
Она давно так не плакала и никому не давала видеть своих слёз. Только наедине с собой она позволила себе подобную роскошь...
Из душа Волкова вышла с сухими, лишь немного опухшими и покрасневшими глазами. Критически осмотрела себя в зеркало. Ничего, это скоро пройдёт. Всё хорошо. А Артёму обо всём случив-шемся незачем знать. Ведь с кем не бывает..?

- Эй, эй, Бога! Ты сможешь последить за нашим поединком? - Яна преградила путь второму помощнику комиссара, когда тот шёл из библиотеки.
- Серьёзно? Опять? Неужели, Ортега согласился?
- Да. У него образовалось свободное время, и мы договорились о спарринге.
- Ну до чего же неугомонная... Вся в подружку.
В ответ выразительный взгляд золотых глаз.
- Ладно, ладно. У меня тоже есть пару часов на ваше развлечение, - нав смотрит на стрелку часов, мерно описывающую механическую окружность, отсчитывая секунды, складывающиеся в минуты.
- Вот и отлично. Пошли! - Маннергейм потащила гарку за рукав пиджака.
Чёрные глаза мимолётно мазнули пустым взглядом по рыжой подруге гиперборейской ведьмы, топчущейся рядом. Чёрные глаза нава и чёрные глаза наёмницы встретились. Лишь на мгновение. А затем Инга отвернулась.
- А она что, не пойдёт? - фыркнул Бога, глядя на часы: да, определённо, у него есть время. Придётся подсократить время обеда, но это не страшно. Можно будет добрать отличным поздним ужином. В одиночестве. А может с ребятами в "Ящеррицу"? Прихватить молодняк, преподать уроки обольщения сопливым юнцам, с восторгом пялящимся на каждую мало-мальски аппетитную попку и длинные ножки, проходящие мимо... А что ещё можно ждать от мальчишек, которых только-только выпустили из Цитадели в большой мир на освоение? Бога знал и понимал: сам был когда-то таким же. Только давно был. Тысяч этак пять назад.
Идея неплохая, но только без масштабных планов ночного съёма. Флирт, не более того. Приключений по женской части с него пока хватит.
"Надо бы растрясти Ортегу и потащить с нами. Продемонстрируем щеночкам, как правильно очаровывать женщина, а сами посоревнуемся. Не всё же бедолаге бумажки да ручки совращать?"
- Нет, она хотела почитать что-нибудь интересное.
- Ясно.

Да, у каждого есть свои скелеты в шкафу. И никто их не демонстрирует, потому что это сугубо интимное, личное. А нужно ли? Кому станет легче от того, что тайное станет явным? Некоторые секреты могут привести к трагическим последствиям.Наверное, не все тайны должны быть раскрыты...
Во всяком случае, для Инги Волковой это так.

@темы: Челы, Рейтинг, Рассказ, Навы, Гет

Комментарии
2013-11-04 в 20:39 

Arno Delvis Nico
Как бы так взяться за ум, чтобы не повредить психику?
Сам фик хорош, но постельная сцена... *внезапность*
Да, это лишь скромное ИМХО, не обращайте внимания

2013-11-04 в 21:59 

Анарианна Альенга
Навья. Привидение. Безнадежно влюблена в О...
Ayaksha Zeil, мне понравилось, про Богу с Ингой и в самом деле никто не писал (кажется).
Только про эрлийские противозачаточные уберите, навы по канону не имеют полукровок ни с кем, генетически не совместимы, увы,
а то был бы та-акой полёт для фантазий аффторов :)

2013-11-04 в 22:26 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
Обоснуй рычит и злобно скалится, граммар-детектор и вовсе сдох от огорчения. Когда ошибки заставляют спотыкаться при чтении, даже самый интересный сюжет теряется.
ИМХО, у текста, в нынешнем его виде, лишь одно достоинство - редкий пейринг.

2013-11-04 в 23:25 

ЮЭ-ТУ
И это лучшее на свете колдовство... (с)
Бога, самоутверждающийся за счет беззащитной девушки - это что-то новенькое... неправильное и неприятное.
А этот пейринг уже кто-то писал. Только не помню кто:hmm:

2013-11-05 в 07:23 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
ЮЭ-ТУ,
закомплексованный, мелочно-мстительный озабоченный маньяк Бога - это не неправильно, это вообще нонсенс. )

2013-11-05 в 09:42 

ЮЭ-ТУ
И это лучшее на свете колдовство... (с)
Дарга, у меня просто язык не повернулся сказать, что это уже психиатрия:shy:

2013-11-05 в 17:42 

Ayaksha Zeil
Это было так написано под настроение... Спасибо за критику. Автор будет стараться. А на тот момент да, Бога получился нервной истеричкой с псих отклонениями... Но вообще автор Богу любит и мучает редко.

2013-11-05 в 17:45 

Ayaksha Zeil
А вообще я и не надеялась что кто-то станет читать майно бредо...

2013-11-05 в 20:42 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
Ayaksha Zeil, вы считаете свой текст бредом и выложили его на соо, чтобы никто не читал? :hmm:
И почему мне это кажется странным?.. :emn:

2013-11-06 в 17:56 

Ayaksha Zeil
Дарга, не совсем бред, но все же... Мне было интересно, на что я способна и что может получиться. Возможно, уход в психоанализ - не мое. Получается слабенько и глуповато. Но уменя есть парочка других текстов. Если будет интересно, можете посмотреть у меня на дневнике.

2013-11-06 в 19:42 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
Я спрашивал совсем о другом. ) Ну да ладно.
А остальные тексты я видел раньше.

2014-02-16 в 20:02 

А почему бы и не психиатрия? Складывается ощущение ,что либо Бога-маньяк, ..." самоутверждающийся за счет беззащитной девушки...", либо у него серьезный нервный срыв на фоне чего-либо , и чем это все закончится еще неизвестно. В первое верится слабо, а вот вторую тему можно было бы развить,превратив рассказ в миди даркфиковой направленности, к примеру. Тогда и обоснуй появится. Прочитала бы с удовольствием!

А вот постельная сцена несколько неудачна, заклинание лишнее и ...,простите, но слабо верится ,что при изнасиловании, каковым по сути являлась это сцена, девушке было хорошо , даже при всем опыте нава.

2014-02-16 в 20:50 

ЮЭ-ТУ
И это лучшее на свете колдовство... (с)
telt,
А почему бы и не психиатрия?
Вот если бы в шапке стояло какой-нибудь AU, или что там в таких случаях положено ставить, тогда, конечно и психиатрию можно))

2014-02-17 в 08:24 

Вот чтобы этого самого AU не было, я и предложила переработать фик, обосновать странное поведение Боги не отступлением от канона, а срывом. Ну, правда в щапке тогда действительно стоило написать предупреждение, что у нава крышу снесло.

2014-02-17 в 09:43 

Дарга
Из Тьмы - с приветом
telt, хотел бы я посмотреть на это обоснование!)) Думается мне, вся Обитель разом бросилась бы диссертации писать. Шутка ли, у нава крышу снесло!))

2014-02-25 в 15:20 

Да уж, наверноестоило сделаь пометку: Бога чокнулся, но не обращайте внимания. Автора, видно, на тот момент уопороло, и героев вместе с ним тоже

URL
   

Фики и арт по Тайному городу

главная